Киноклуб с Олегом Панаэтовым «Броненосец Потемкин»

Дорогие друзья, 7 декабря в 18.00 у нас традиционный кино-дискуссионный клуб с Олегом Панаэтовым!

Он показывал жестокие вещи и обращался к тяжелым эмоциям.

Уверенно движется броненосец сквозь строй царских судов.
Бьются о стальную обшивку могучие морские волны.
Радостно машут бескозырками матросы «Потемкина».
Рассекая волны, победно движется в будущее революционный корабль…
Рассекая волны…
И прямо вплывает в зал.

Одновременно, в Германии» Фриц Ланг создает свой эпос – пятичасовой колосс «Нибелунги». А чуть ранее, в 1915 году в Америке Дэвид Гриффит снял «Рождение нации», трехчасовой фильм, произведший глубокое впечатление на Маргарет Митчелл, будущего автора «Унесенных ветром»… Что-то эпическое носилось тогда в воздухе.

«Монтаж аттракционов», в русле которого снят фильм, «подвергающий зрителя чувственному или психологическому воздействию», стал революцией в кино и доведен до совершенства у Маккавеева и Годара. К «аттракционам» в «Потемкине» можно причислить и «мясо с червями», и «драму на тендере», и митинг у тела Вакулинчука, и расстрел на лестнице. Да и сам броненосец обретал одушевленность.

Известно, что героем фильма является масса. Но чем для массы является ее собственный героизм? Эйзенштейновский вариант – масса с человеческим лицом.
По своей структуре «Броненосец «Потемкин» был близок античной трагедии со всеми атрибутами классической драматургии: завязкой, перипетиями, кульминацией, развязкой. Пытаясь позже разобраться в принципах построения фильма, Эйзенштейн писал, что «Потемкин» выглядит, как хроника событий, а действует, как драма». Секрет этого он видел в том, что «хроникальное развитие событий строится в «Потемкине» по законам строгой трагедийной композиции в наиболее канонической ее форме — пятиактной трагедии».
И все-таки, Эйзенштейн снял эпос. Простой. Лаконичный. Ясный. С выразительными деталями и приемом «торможения времени». Лирика и эпос в «Броненосце ворвались друг в друга, как впрочем драматургия и история, тематическая кнъюнктура и художественное произведение.

В Германии 1920-х фильм был запрещен частично: вырезан ряд сцен (в т. ч. знаменитая коляска на одесской лестнице), в ряде земель демонстрация была полностью запрещена, в остальных на просмотр не допускались молодежь и военнослужащие. Прокат фильма в Германии походил на ситуацию постановки «Мышеловки» принца Гамлета.
Геббельс: «Это чудесный фильм. С кинематографической точки зрения он бесподобен. Тот, кто не тверд в своих убеждениях, после его просмотра, пожалуй, даже мог бы стать большевиком». Чарли Чаплин назвал «Потемкина» самой лучшей картиной в мире». Чему учиться у Эйзенштейна?

О чем пойдет речь:
1. Чему учиться у Эйзенштейна.
2. Место эпоса в искусстве, или зачем нам «широкие полотна».
3. Пафос детали. Прием «торможения времени»
4. Жертва и ее взаимность.
5. Насилие, его пути-дороги.
6. Эйзенштейновская масса и античный хор.

Что читать:
Эйзенштейн С. М. Монтаж аттракционов
Эйзенштейн С. М. Неравнодушная природа. Чувство кино.
Шкловский В. Б. Эйзенштейн

>