«Я не хочу работать каким-нибудь дизайнером, а после работы заниматься в подсобке искусством»

Интервью Виктора Линского на открытии его персональной выставки «Дефрагментация» в КИСИ.


Итак, первый вопрос. Для чего ты решил провести эту выставку?

– Для себя (смеется). Ну, в общем, мне эта тема была интересна, поэтому я решил ее воплотить. Потому что все мои работы в той и иной степени о самом себе. О том, что меня касается, направлены скорее во внутрь, а не куда-то еще.

Ты хочешь сказать, что в своем творчестве ты работаешь больше с внутренними вопросами, чем с глобальными?

– Нет, какие-то глобальные темы меня тоже интересуют и волнуют. У меня есть такие проекты. Просто они еще не реализованы. Например, о климате или о глобальном потеплении. Но все равно, они важны для меня лишь в той мере, в которой они касаются меня.

А эта выставка «Дефрагментация» — это самое насущное, что ты хотел выставить из своего творчества или это просто подходящая работа и ты ее выбрал после того как тебе предложили выставку в КИСИ?

– Ну да. Просто это был практически готовый проект, и я решил его выставить. Мне кажется, он немножко не подходит по своим масштабам для этого выставочного пространства. Или даже не так: он не совсем подходит именно для персональной выставки, его мало.

Как родилась идея этого проекта?

– Несколько лет назад я случайно отформатировал жесткий диск. По-моему, в 2010 году. И там удалено было много ценных файлов и фотографий за 3 года. В том числе, о моей жизни в Москве, которая для меня была важным периодом.

А ты долго жил в Москве?

– Сначала я жил в Смоленске, а потом два года в Москве.

Виктор Линский. Дефрагментация

В Краснодар ты переехал когда?

– В 2009.

А сам ты из Краснодара?

– Да. Просто в Москву я ехал целенаправленно жить. А в Смоленск перед этим, можно сказать, попал случайно.

А ты учился на художника?

– Нет, на дизайнера.

Дизайнера чего?

– Дизайн одежды.

Вау! (* вокруг слышится девичий смех)

А почему ты не стал работать по специальности?

– На самом деле, изначально я думал, что мое призвание быть дизайнером одежды. Но я с детства всегда рисовал, а в школьные годы я занимался живописью и тогда мне казалось, что это очень современная живопись. Кроме того, у меня всегда была явная тяга к музыке. Но, к сожалению, ни в художественную, ни в музыкальную школу меня в детстве родители не отдали.
Но я всегда знал, что даже если я стану крутым дизайнером, то я все равно приду к искусству. И буду им заниматься как хобби или как некой параллельной деятельностью. Но жизнь расставила все по своим местам.

А что ты вкладываешь в это слово «искусство»?

– Ну, именно то чем сейчас я занимаюсь.

Современное искусство?

– Да.

И когда ты начал заниматься современным искусством, ты считаешь?

– Какой-то подготовительный период, можно назвать «песочница» у меня была в Москве. Я тогда работал дизайнером по оформлению больших нежилых помещений. Я разрабатывал инсталляции для торговых центров, спортивных сооружений, ледовых дворцов. И сейчас я понимаю, что какие-то навыки я взял оттуда. Но целенаправленно искусством начал заниматься уже здесь в Краснодаре в 2010-11 году.

Виктор Линский

Виктор Линский

И какая была твоя первая работа?

– Та, которая была на «Мере вещей» (* выставка краснодарских художников «Мера вещей: образ(ы) человека в современном искусстве» придуманная Барабановым и прошедшая в 2011 году в краснодарском краевом художественный музей им. Коваленко).

И эта же работа попала на «Премию Кандинского»?

– Да, «Смарт-Фуд».

Интересно, про эту работу. Откуда она родилась?

– Ну, меня на тот момент увлекали различные компьютерные порты, как символы коммуникации.

Может быть, есть какой-то человек, который сыграл важную роль в твой судьбе художника?

– Да, есть такой человек, который поспособствовал моему более быстрому развитию — это Владимир Колесников, который является моим наставником и хорошим другом.

Как проходит это наставничество? Он тебе дает какие-то советы, рекомендации или задает какую-то тему?

– На самом деле, в нашем случае — меня как ученика и Владимира Колесникова как учителя, все происходит так: я прихожу, рассказываю ему что-то, давая понять, что мне нужна его реакция и тогда он может дать мне какой-то совет. Но это не значит, что я обязательно прислушаюсь к его совету. Он для меня авторитетный человек, но если я решу, что мне нужно что-то сделать по-другому, то я сделаю это и без его одобрения.

Многие у нас говорят, что ты перфекционист. Как ты к этому относишься?

– Пожалуй, я соглашусь с этим.

То есть, ты в искусстве стремишься к некому идеалу?

– И не только в искусстве. Во всем.

Такой вопрос. Существуют такие понятия, довольно абстрактные, как эстетика и красота. Есть ли они в твоем творчестве и вообще, должны ли они быть в искусстве?

– Искусство же разное бывает. Конечно, оно не «должно», нет у него такой обязанности, быть красивым. Как ты сам заметил я перфекционист и поэтому мне нравится делать так, чтобы я сам кайфанул. Мне нравится работа, которая доставляет мне наслаждение, потому что она сделана качественно. Но это даже иногда мне мешает.

Каким ты видишь дальше свое развитие как художника?

– Конечно, я бы хотел, чтобы то, чем я занимаюсь как-то обеспечивало мою жизнь. Я не хочу работать каким-нибудь дизайнером, а после работы заниматься в подсобке искусством. Я бы хотел, чтобы искусство было моей основной деятельностью. Или чтобы у меня были другие источники дохода, которые бы не мешали мне заниматься искусством, просто наслаждаясь им. Можно применить такое слово, я хотел бы «состоятся» как художник.

Чем кроме искусства ты любишь заниматься в свободное время?

– Я музыку слушаю постоянно, а еще я люблю кататься на велосипеде по городу.

А ты счастлив вообще, что ты живешь в городе Краснодаре?

– До моей поездки в Москву, я считал, что хочу жить в столице. Но после того как я вернулся и пожил здесь какое-то время, я понял, что Краснодар — это самое лучшее место для жизни.

Я с тобой согласен. Я прожил полгода в Москве и больше не хочу . А как ты считаешь, художнику здесь легко выживать в Краснодаре?

– Мне кажется, что художнику в принципе сложно. Особенно в России. Потребность в искусстве, конечно больше в Москве. Но благодаря стараниям местных художников здесь становится не легко, но, по крайней мере, интересно. Я вижу большое будущее для тех, кто только хочет стать художником — они видят, что и здесь можно начать.

Может, у тебя есть какое-то обращение ко всем, пожелание?

– Я желаю всем счастья.

Спасибо.

Спрашивал и расшифровывал Эльдар Ганеев.

[schema type=»person» name=»Виктор Линский» orgname=»Культурный центр «Типография»» jobtitle=»КИСИ» city=»Краснодар» country=»RU» ]